Глобальная информатизация

и

безопасность России

 

Материалы круглого стола

Глобальная информатизация и социально-гуманитарные проблемы человека, культуры, общества

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ:

НОВЫЕ УГРОЗЫ МИРОВОМУ СООБЩЕСТВУ

 Глобализация общественной жизни является важнейшей и базовой тенденцией мирового развития в начале ХХI века. Проявление этой тенденции заметно в политической, социально-экономической и культурно-идеологических сферах. В последние годы на передний план выдвигается сфера информации, которая в связи с бурным развитием информационных систем и технологий, появлением принципиально новых и высокоэффективных методов информационного обмена и воздействия становится важным инструментом социальных инноваций. Как считает известный американский футуролог О.Тоффлер, на современном этапе знания и информация стали важнейшими ресурсами власти. Они позволяют, - пишет он, - “достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить противников в союзники”.

Не случайно эти проблемы все чаще рассматриваются под углом зрения национальной безопасности. Все более открыто сейчас говорят об угрозах, которые потенциально содержат в себе современные информационные системы, для общенациональных интересов.

Таким образом, наряду с традиционными угрозами, которые нависали над человечеством на протяжении всей второй половины ХХ века – угрозы от накопленных запасов вооружений, в т.ч. и оружия массового поражения, угрозы голода и неизлечимых болезней, угрозы экологических и техногенных катастроф – сейчас все более реальными и опасными становятся угрозы, исходящие от информационных систем. Очевидным является в настоящее время и то, что эти системы поддаются централизованному и систематическому контролю со стороны отдельных государств или международных структур, которым удается сосредоточить в своих руках необходимые финансовые и технологические ресурсы для управления этими системами.

Озабоченность по поводу развития негативных тенденций в информационной сфере проявляют в настоящее время лидеры крупнейших стран мира, которые летом 2000 г. приняли специальную Окинавскую хартию глобального информационного общества. В Хартии прямо отмечается, что наряду с существенным расширением возможностей, которые открывают новые информационные системы для дальнейшего роста экономики и социальной сферы общества, широкое внедрение этих систем в общественную жизнь порождает различные опасения. Эти опасения имеют объективную основу прежде всего в существующем на международном уровне разрыве в области информации и знаний. В Хартии предлагается комплекс согласованных мер на преодоление такого разрыва.

Пока неравномерность мирового развития в информационной сфере негативно проявляется во многих регионах мира, в том числе и в России.

Информационное пространство России в силу его технологического отставания от Запада через современные информационные каналы  оказалось в последние годы заполнено чуждыми и непонятными для большинства россиян идеологиями и стереотипами общественной жизни.

Такие стереотипы проникают в умы россиян как через центральные каналы телевидения и радио, так и через региональные электронные СМИ, где порой (особенно в приграничных районах – Калининград, Приморье и др.) доминируют не отечественные, а зарубежные программы теле-радио передач.

В этих условиях своевременным и необходимым представляется разработка и принятие на государственном уровне Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, которую в сентябре 2000 г. утвердил Президент РФ В. Путин.

 В Доктрине выделяются четыре вида угроз информационной безопасности Российской Федерации:

1. Угрозы конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России.

2. Угрозы информационному обеспечению государственной политики Российской Федерации.

3. Угрозы развитию отечественной индустрии информации, включая индустрию средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечению потребностей внутреннего рынка в ее продукции и выходу этой продукции на мировой рынок, а также обеспечению накопления, сохранности и эффективного использования отечественных и информационных ресурсов.

4.         Угрозы безопасности информационных и телекоммуникационных средств и систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России.

Нетрудно заметить, что приведенные выше четыре вида угроз информационной безопасности РФ составляют, по сути, две группы:

Первая группа (к ней относятся угрозы первого и второго вида) – угрозы, обусловленные негативными  явлениями, процессами и действиями в сфере власти и гражданского общества, в сфере деятельности государственных структур разных уровней, средств массовой информации, правоохранительных органов. Появление этих угроз связано прежде всего с неадекватными формами взаимодействия государства и общества, власти и гражданина, личности и права.

В конкретизированной формулировке к угрозам данной группы относятся, например, следующие:

·        Принятие властными органами разных уровней нормативных правовых актов, ущемляющих конституционные права и свободы граждан в области духовной жизни и информационной деятельности.

·        Противодействие, в том числе  со стороны криминальных структур, реализации гражданами своих конституционных прав на личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений.

·        Монополизация информационного рынка России, его отдельных секторов отечественными и зарубежными информационными структурами.

·        Низкая эффективность информационного обеспечения государственной политики Российской Федерации вследствие дефицита квалифицированных кадров, отсутствия системы формирования и реализации государственной информационной политики и т.д.

К основным характеристикам рассматриваемой группы угроз информационной безопасности РФ следует отнести прежде всего отсутствие или нечеткость критерия определения какого-то негативного явления в информационной сфере как “угрозы информационной безопасности РФ”. Данная характеристика определяется не только разбросом мнений и позиций по таким базовым вопросам, как национальные интересы России, степень влияния  и статус государства в различных общественных сферах, но и противоречивым характером находящейся в стадии формирования, обновления  законодательной правовой системы современной России. По ряду ключевых вопросов, касающихся информационной безопасности, нормативная база далеко неполна, несовершенна или даже противоречива.

Не менее важна и такая характеристика как мимикризация угроз информационной безопасности первой группы ставшей закономерным явлением в информационном пространств России, которое имеет на современном этапе дискретный характер, является ареной постоянно меняющегося баланса различных социальных сил и потоков и внешних влияний.

Следует отметить также тотальность угроз информационной безопасности в рассматриваемой группе, выражающейся в их способности проникновения через самые традиционные и примитивные формы и  каналы информации в самые широкие слои общества.

Долгосрочный и устойчивый характер действия указанных угроз, обусловленный тем, что их актуализация в реальной общественной жизни поражает такие сферы, как социально-психологическое состояние групп, коллективов, индивидуумов, сферу традиций и ценностей, т.е. такие пласты общественной жизни, которые отличаются консерватизмом и временной стабильностью.

Вторая группа угроз информационной безопасности (к ней в Доктрине отнесены угрозы третьего и четвертого видов) – это угрозы, которые обусловлены негативными явлениями и противозаконными действиями в рамках существующих информационных и телекоммуникационных систем, систем связи, а также на рынке информационных технологий.

Эти угрозы существенным образом отличаются от угроз, относящихся к первой группе, прежде всего тем, что в их формировании и реализации доминируют не правовые, духовно-идеологические и социально-психологические аспекты, а технические и организационно-технологические. 

В этой группе угроз как для отдельных стран, так и для мирового сообщества в целом особую опасность представляет информационный терроризм. Определены различные приемы достижения террористических целей в информационном киберпространстве:

1. или модификации в информационных системах и системах управления; нанесение ущерба отдельным физическим элементам киберпространства (разрушение сетей электропитания, наведение помех, использование специальных программ, стимулирующих разрушение аппаратных средств, биологические и химические средства разрушения элементной базы и др.);

2. кража или уничтожение информационного, программного или технического ресурсов, имеющих общественную значимость, путем преодоления систем защиты, внедрения вирусов, программных закладок и т.п.;

3. воздействие на программное обеспечение или информацию с целью их искажения

4. раскрытие и угроза опубликования или опубликование информации государственного значения о функционировании информационной инфраструктуры государства, успешного опыта ведения информационного терроризма и др.;

5. ложная угроза террористического акта в информационном киберпространстве, влекущая за собой серьезные экономические последствия;

6. захват каналов СМИ с целью распространения дезинформации, слухов, демонстрации мощи террористической организации и объявление своих требований, уничтожение или активное подавление линий связи, неправильное адресование, искусственная перегрузка узлов коммутации и др.;

7. воздействие на операторов, разработчиков и людей, эксплуатирующих информационные и телекоммуникационные системы, путем насилия или угрозы насилия, шантажа, подкупа, введение наркотических средств, использование нейролингвистического программирования, гипноза, средств создания иллюзий, мультимедийных средств для ввода информации в подсознание или ухудшение здоровья человека и др.

Организованные преступные группировки, коммерческие структуры быстро оценили широкие возможности и преимущества специальных технических средств по добыванию конфиденциальной информации о деятельности как государственных структур, так и субъектов негосударственного сектора (бирж, банков, частных фирм и т.п.)

Ежедневно ФБР расследует порядка 1000 случаев незаконного изъятия коммерческой информации из американских компьютерных сетей. В конце 1999 года был опубликован очередной, четвертый по счету, годовой отчет “Компьютерная преступность и безопасность – 1999; проблемы и тенденции” (“Issue and Trends: 1999 CSI/FBI Computer Crime and Security Survey), подготовленный Институтом компьютерной безопасности (Computer Security Institute, CSI) во взаимодействии с отделением ФБР по Сан-Франциско. В отчете констатируется резкий рост числа обращений в правоохранительные органы по поводу компьютерных преступлений (32% из числа опрошенных), 30% респондентов сообщили о том, что их информационные системы были взломаны внешними злоумышленниками, атакам через Интернет подверглись 57% опрошенных, 55% отметили нарушения со стороны собственных сотрудников.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации не только определяются новые угрозы, которые для современного общества формируются в информационной сфере, но и закладывается методологическая база для оценки, анализа и предупреждения этих угроз.

Позиции государства в информационной сфере декларируются в Доктрине как создание условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в интересах укрепления конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, установлении политической, социальной стабильности, экономического процветания. Важным объектом интересов государства в этой сфере является защита государственной тайны, безусловное исполнение законов и поддержание правопорядка, развитие международного сотрудничества на основе партнерства и соблюдения интересов России.

Возможны две стратегии обеспечения информационной безопасности. Первая – реакция на происшедшие факты в случаях покушения на информационную безопасность, а именно: их обнаружение, анализ причин повлекших события, возможностей их устранения или ослабления действия, использование санкций к агентам-нарушителям, к тем, кто их провоцирует и т.п. Вторая стратегия – упреждающая, ориентированная на прогнозирование возможного появления нарушений информационной безопасности, развертывание контрдействий по предупреждению или смягчению негативных последствий.

 Очевидно, обе стратегии взаимно дополняемы и у каждой есть свои основания. Какой бы плотной ни была сеть противодействия, предупреждения, устрашения - будут возникать как предпосылки, так и нарушения информационной безопасности. Следовательно, необходима адекватная реакция на них. Вместе с тем, наличие упреждающих мер существенно повышает надежность всей системы безопасности. Средства, затраченные на развертывание упреждающих действий, на порядок ниже тех расходов, которые идут на устранение причин и последствий нарушений информационной безопасности.

При этом, необходимо учитывать то обстоятельство, что информационная безопасность и угрозы, с ней связанные, имеют сложную природу, которая обусловлена следующим:

во-первых, это разнородность и множественность субъектов как потенциально, так и актуально расположенных к посягательству на информационную безопасность, а также разнообразие субъектов, которым приходится испытывать на себе негативные последствия всякого рода ее нарушений. Возникает проблема выделения структуры коммуникаторов и реципиентов информации, потенциально и актуально посягающей на информационную безопасность;

во-вторых, информация при наличии современных средств ее трансляции обладает чрезвычайной скоростью распространения и проницаемостью. Это, в свою очередь, предполагает своевременность и адекватность учета и реагирования на факты;

в-третьих, очевидно,  что разными субъектами могут выставляться и обосновываться разные критерии “опасного” и “безопасного”, “вредного” и “полезного”. Кардинальное различие и принятие в качестве содержания “опасного” в диспозиции нормы зависит от социокультурных, идеологических установок, состояния ментальности социальной группы и т.д.

Следует также иметь в виду, что в одной среде может сформироваться относительный “иммунитет” к  восприятию “вредного влияния” факторов ИБ, т.е. как бы уже выстроены “культурные селекторы”, ограничивающие “вредное влияние”. Соответственно, какая-то форма ИБ в этой среде может не представлять серьезную опасность, угрозу. Напротив, в другой среде подобный факт оказывается чреват крайне негативными последствиями. Иными словами, меры предупреждения фактов угрозы в разной социокультурной среде обладают совершенно разным эффектом. Это наглядно иллюстрируется ситуацией,  складывающейся в борьбе против наркомании, порнографии, шовинизма, самых разнообразных форм экстремизма. В таких случаях весьма ценным оказывается задействование средств социального прогнозирования, в том числе с использованием экспертных методик.

Адекватность оценки угроз информационной безопасности, а значит полнота и своевременность мер по нейтрализации этих угроз зависит во многом от правильного понимания соотношений глобальных, общемировых, с одной стороны, и с другой – национальных, специфических факторов и тенденций, которые развиваются в информационной сфере.

По мнению многих аналитиков в поставторитарных, переходных обществах навыки критичного оценивания информации сформированы в меньшей степени. И граждане таких государств часто проявляют большую внушаемость, чем граждане “старых демократий”. Об этом куда лучше, чем психологические эксперименты, свидетельствует жизненная практика. В качестве примера можно привести итоги жульнической деятельности создателей т.н. “пирамид” - финансовых,  кредитных, жилищных, страховых и др. - в России, на Украине, в Румынии, в Албании (в последней народное доверие к создателям финансовых пирамид переросло в возмущение и вооруженный бунт, за которым последовал правительственный переворот) и некоторых других пост-социалистических странах. Правда, в недавнее время появились сообщения,  согласно которым к созданию “пирамиды”, образованной в Интернете (связанной с игрой на “виртуальной бирже” и окончившейся для многих тысяч участников если не финансовым  крахом, то относительно ощутимыми потерями), приложили руки представители небезызвестного семейства Мавроди. Если сведения эти найдут подтверждение, то следует признать, что квалифицированным и, как можно было бы ожидать, высококритичным пользователям Интернета в западных странах также присуща определенная - достаточно высокая - внушаемость, и в этом плане они не составляют исключения.

Процессы, происходящие в настоящее время в информационной сфере, привели к выделению новой междисциплинарной области научного знания.

В этой области необходимо выделить гуманитарные исследования проблем обеспечения информационной безопасности: определение закономерностей развития информационной сферы как системообразующего фактора жизни современного общества, разработка и обоснование критериев и методик оценки состояния информационной безопасности, проблемы правового обеспечения информационной безопасности, проблемы информационно-психологической безопасности личности и общества и др.

Другим важным направлением междисциплинарных научных исследований в информационной сфере являются физико-математические и технические проблемы обеспечения информационной безопасности: научно-технические проблемы развития информационных технологий, индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, научно-технические проблемы защиты информационных ресурсов, информационных и телекоммуникационных систем, прикладные криптографические проблемы и др.

Думается, что важную роль в осмыслении проблем информационной безопасности сыграет Международный форум  “Научные проблемы безопасности в информационном пространстве”, который планируют провести в Москве в июне 2001 года Консорциум академий и институтов, изучающих проблемы безопасности, и Европейский Центр по изучению вопросов безопасности им. Дж. Маршалла совместно с Московским государственным университетом. 

Глобальный характер проблем информационной безопасности, совершенно явная тенденция их обострения в мировом сообществе диктуют настоятельную необходимость международных политических действий создания международных механизмов контроля за формированием и движением информационных потоков, минимизации опасных воздействий на общество, которые могут создавать эти потоки. Такая задача, несомненно, должна быть поставлена в повестку дня для ООН, Совета Европы, других международных организаций, важнейшей уставной целью которых является сохранение мирного и безопасного развития мирового сообщества.

РАЗДЕЛ I

ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАТИЗАЦИИ
И БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

 

ГЛОБАЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО:

ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ

 

Сегодня идея глобализации имеет все шансы стать основанием одной из новых мировых идеологий, определяющих общественный климат первой половины XXI века. Причем, адрес страны-изготовителя этой идеи хорошо известен - речь идет об американской версии американского либерализма. Англо-американский либерализм в свое время породил идею открытого общества (К.Поппер). Глобализация есть вариант открытого общества в планетарном масштабе: мир вездесущего экономического и информационного обмена, не ограниченного какими бы то ни было протекционистскими барьерами.

Этот вполне “либеральный” принцип требует ясной экспликации заложенных в нем смыслов. Свободная соревновательность сильных и слабых, развитых и неразвитых в абсолютно открытом мировом пространстве означает создание социал-дарвинистской среды естественного отбора, в которой у слабых и менее развитых не будет никаких шансов. Открытое общество классического либерализма, защищающего общедемократические принципы, означало отмену несправедливых препон, квот и цензов, посредством которых старое привилегированное номенклатурное меньшинство защищалось от напора новых сил. Это был вызов сильным мира сего во имя принципа равенства шансов и справедливой соревновательности.

Современная идеология глобального открытого общества, напротив, потакает привилегированному меньшинству сильных, начавшему открыто тяготиться наследием демократической эпохи: системой сдержек и противовесов, ограничивающей политический и экономический монополизм, социальным государством как противовесом безграничной власти патроната, национальным суверенитетом как препоной мировому гегемонизму, мерами национального экономического протекционизма как противовесом экономическому тоталитаризму “золотого миллиарда”.

Более того, идеология глобального открытого общества в нынешней социал-дарвинистской версии откровенно противостоит общечеловеческим ценностям морали и культуры, связанным с гуманизмом, с христианской сострадательностью и демократической солидарностью с теми, кто страдает от угнетения и унижения со стороны сильных и наглых. Глобальный социал-дарвинизм прямо утверждает, что у слабых и неприспособленных нет алиби - они достойны своей участи.

Со ссылкой на глобальные проблемы и общую экологическую перегруженность планеты насаждается идея о перенасыщенности современного мира недоброкачественным человеческим материалом, сосредоточенным на периферии и в принципе не способным, по причине неисправимого менталитета, вести цивилизованное существование и войти в клуб развитых и процветающих. Утверждается, что в условиях известных “пределов роста” правом иметь собственную перерабатывающую промышленность и соответствующую ей научно-образовательную инфраструктуру обладают только те страны, которые на планетарном конкурсе доказали свои решающие преимущества по критериям рентабельности, экологичности, эффективности. Остальным, вместо того, чтобы перегружать свои территории сомнительными продуктами собственного экономического и технического творчества, следует уступить землю и ресурсы мировым передовикам, а самим потесниться и стушеваться.

Словом, идеология нового глобализма заменила демократическую идею прогресса, открытого для всех народов, идеей отбора, предполагающей деление человечества на приспособленных и неприспособленных, на тех у кого есть будущее и тех, у кого осталось только прошлое, за которое они беспомощно цепляются.

Эти общие постулаты глобалистской теории по-своему преломляются применительно к идее глобального информационного пространства. Сегодня довлеет неолиберальный проект глобального информационного пространства, в котором снимаются какие бы то ни было ограничения для информационного обмена и мировых стихийных потоков информации. Однако, ближе присмотревшись к этой информационной стихии современного мира, мы убеждаемся в том, что она имеет свой уровень организации, свой вектор и заранее заданный баланс сил и влияний.

Главная характеристика глобального информационного обмена состоит в том, что он является неэквивалентным. Здесь странам, выступающим в роли мировых информационных доноров, от которых поступает основная доля мировой информации, противостоит мировая информационная периферия — страны, обреченные играть роль пассивных объектов информационных воздействий. И подобно тому, как по логике экономического обмена в ликвидации протекционистских барьеров и границ заинтересованы экономически сильные, уверенные в своей способности разорить слабые местные экономики, по логике информационного обмена в установлении б